«Открытой России» продолжают искать место в «деле ЮКОСа»

Наталью Грязневич вызвали на допрос по событиям 15-летней давности. Фото PhotoXPress.ru

Пресс-секретарь движения «Открытая Россия» (ОР) Наталья Грязневич, как стало известно «НГ», ходила на допрос в качестве свидетеля в Главное следственное управление (ГСУ) Следственного комитета (СК) России. Ее спрашивали в том числе и о связях ОР с Михаилом Ходорковским, который, по мнению следователей, финансирует движение на незаконно нажитые средства. Грязневич считает, что этот допрос, с одной стороны, – еще один эпизод кампании по давлению на ОР, а с другой – свидетельство о намерении следователей поддерживать актуальность «дела ЮКОСа».

Как рассказала «НГ» Грязневич, ее допрашивали в СК по тому самому делу, «по которому посадили Ходорковского, когда я училась еще в девятом классе». Она напомнила, что в рамках этого так и не закрытого спустя 15 лет дела «2,5 года назад у меня из квартиры изъяли всю электронику, документы, мамину книгу рецептов и счета за электричество». «И до сих пор отказываются возвращать», – подчеркнула Грязневич.

Напомним, что речь идет о событиях конца 2015 года, когда СК провел обыски и допросы ряда активистов ОР в Москве и Санкт-Петербурге. Официальное объяснение этому было дано такое: мол, следственные действия проведены в рамках проверки сведений о легализации средств, вырученных от легализации ранее похищенного имущества. Тогда и стало понятно, что правоохранители явно не считают закрытыми оба «дела ЮКОСа».

Как пояснила Грязневич, приглашение прийти побеседовать сначала поступило ей по телефону, однако она отказалась. 

И тогда из СК повестку ей выслали по электронной почте. Вызов был к следователю ГСУ, майору юстиции Денису Атаманову. Сама же повестка (есть в распоряжении «НГ») подписана руководителем первого следственного отдела ГСУ СК полковником юстиции Сергеем Михайловым.

Грязневич подтвердила, что ее процессуальный статус в повестке указан корректно. Она действительно является свидетелем по уголовному делу №18/41-03. Это так называемое материнское «дело ЮКОСа», согласно которому «Ходорковский в г. Москве в 1994 году создал организованную группу лиц с целью завладения путем обмана акциями российских предприятий в период проведения приватизации и в процессе совершения преступления руководил деятельностью этой группы».

Следственные органы подозревают Михаила Ходорковского в проведении общественной деятельности на незаконно нажитые деньги. Фото с сайта www.khodorkovsky.com

По словам Грязневич, она, конечно, ничего бы не смогла сказать по тем событиям, поскольку не имела к ним отношения, а потому ее и не расспрашивали о 1994 и 2003 годах. Но зато пытались выяснить, кто кроме нее еще работает в ОР, какие есть отношения с Ходорковским и т.д. Активистка, ссылаясь на статью 51 Конституции, на большинство вопросов отвечать отказалась. Следователь же в ходе разговора в ответ сослался на статью 308 Уголовного кодекса «Отказ свидетеля от дачи показаний».

«У них такая линия: в 90-х Ходорковский нажил деньги преступным путем и сейчас тратит их на ОР. Меня спрашивали и про самого Ходорковского, его связи с ОР. Следователь молодой и идейный, убежден, что делает полезное дело, хотя «дело ЮКОСа» абсолютно абсурдное. Кстати, допрашивали меня в кабинете, посвященном именно «делу ЮКОСа», – с ветхими папками 15-летней давности», – сообщила «НГ» Грязневич.

Она уточнила, что на совсем по виду старых папках действительно было написано «ЮКОС», но на единственном не до конца забитом стеллаже стояли и свежие папки, подписанные так – «Открытка». «Это что? – спросила я у следователя, – все материалы по одному делу, по Ходорковскому?» А он с гордостью ответил, что, мол, да, это уже музей», – рассказала «НГ» Грязневич.

Пресс-секретарь ОР подчеркнула, что по итогам примерно часовой беседы следователь попытался взять с нее подписку о неразглашении, но она от этого отказалась. По ее словам, следователь разговаривал с ней довольно жестко, часто раздражался, когда она переговаривалась с адвокатом, появления которого он, кажется, вообще-то не ждал. Были и попытки психологического давления в виде фраз типа «Мы знаем, где вы живете». А вслед уходившим из кабинета Грязневич и адвоката Оксаны Опаренко было сказано что-то вроде «Мы с вами еще увидимся». «И неясно, только ли меня он имел в виду или других членов ОР», – отметила она.

По ее мнению, смысл этого мероприятия не очень понятен – было задано около 10 вопросов, на большинство из которых ответов не было. «Ответила я лишь на два: что не получала денег от юрлиц и что знаю статью о нежелательной организации», – пояснила Грязневич. Наиболее запомнился ей такой ловко сформулированный вопрос: по какой причине вы, зная об ответственности, продолжали деятельность в нежелательной организации? «Я не стала на него отвечать, потому что так или иначе вроде признаешь себя в чем-то виновной», – отметила Грязневич.

Лидер ОР Андрей Пивоваров пояснил «НГ», что ему трудно понять логику следователей – например, почему выбрали именно Грязневич, а не его. Он сообщил, что хотя членов ОР вызывают время от времени на допросы и беседы в различные органы, но по «делу ЮКОСа» в последнее время никого, кроме пресс-секретаря движения, не спрашивали. Поэтому-то Пивоваров предполагает, что «вызов связан с тем, что СК должен оправдывать свое существование, писать какие-то отчеты – вот людей, никак не связанных с тем делом, и дергают». Он не исключил, что это могло быть сделано и для того, чтобы формально поддерживать «дело ЮКОСа» в актуальном виде.

А так вообще-то, заметил Пивоваров, «давление на нас осуществляется типичное для всех представителей оппозиции и гражданских активистов»: «А мы еще в последнее время растем и развиваемся, открываем новые представительства в регионах, поэтому-то власть и держит руку на нашем пульсе».

Пресс-секретарь Ходорковского Максим Дбар дал «НГ» следующий комментарий: «Грязневич, конечно же, хотя бы в силу возраста не могла иметь никакого отношения к событиям 1994 года, которые «расследуются» в рамках дела, по которому ее вызвали. Это «резиновое» дело уже 15 лет служит формальным основанием для действий сначала в отношении Ходорковского и его коллег по ЮКОСу, теперь в отношении ОР. Причина вызова Грязневич на допрос понятна. ОР является последовательным и активным оппонентом власти. А для любого политического оппонента наша власть предпочитает иметь удавку – уголовное дело, которое позволяет легализовать обыски, прослушку, изъятие техники».

Источник: ng.ru